Уфа
26 сентября 20:33
cейчас
10°C
ночь
7°C
утро
5°C

Рафик Хайдаров рассказал, как раньше готовились к Новому году

Председатель РОО «Социальный Центр «Народный университет третьего возраста» РБ Рафик Гильмиярович Хайдаров дал интервью журналу "Уфа", поделившись воспоминаниями о новогодних подарках и продуктах в советское время.

Мандарины в шампанском, или Всем понемножку

Новый год - любимый праздник с детства, и причины с возрастом практически не меняются: ведь он означает подарки и длинные каникулы! Мандаринка и шоколадка, найденные под подушкой, пакеты утром под елкой, а в них - блестящая бумага, на которой можно рисовать «гравюры» или даже макет самолета, который предстояло еще тщательно склеить, и у нас это неплохо получилось: папа был конструктором. Конечно, лучшие, самые волшебные подарки покупал «Дед Мороз» в виде папы и мамы - ведь они знали, о чем ты мечтаешь. А кроме того, каждому советскому ребенку полагался подарок от предприятия, на котором работали родители.

- Я помню все виды конфет, которые были в заветных целлофановых упаковках: «Пилот», «Весна», «Южная ночь», «Радий» (на дворе стояла эра уважения к науке, но никакого радия, конечно, там не было), «Маска», «Санаторные» - они выпускались местной кондитерской фабрикой, что находилась на улице С. Разина: «Конди» тогда еще не существовало. Между прочим, фантик от «Санаторных» теперь стоит недешево: фантики от советских конфет собирают серьезные коллекционеры. Ну и, конечно, любимые «Мишка косолапый» - медово-ореховый грильяж в шоколадной глазури - кстати, изобретены эти конфеты еще до революции, на фабрике «Эйнем», впоследствии переименованной в «Красный Октябрь». А названием обязаны тому факту, что в кабинете управляющего фабрики висела картина Шишкина «Утро в сосновом лесу», - рассказал известный краевед Анатолий Чечуха.
- А что было самое вкусное?
- Самое вкусное - получить подарок и немедленно начать его поедать! Но тут у каждого был свой подход: моя сестра, например, любила сначала разложить все содержимое по сортам, реализуя ленинскую максиму о том, что социализм - это прежде всего учет и контроль.
Потом, став взрослым - инженером ПО «Союзнефтеавтоматика» - я уже сам ездил в гастроном, что на остановке имени Г. Галле, за «начинкой» для подарков. А девушки из профкома раскладывали их по кулькам.

 - У меня родители работали на УМПО, - рассказывает коренная жительница Черниковки - 40-летняя Марина Пестова. - Во всех отделах огромного предприятия имелись списки граждан с детьми до 14 лет, уточненные списки перед праздником передавались в профком. Мы с сестрой получали по два билета - на елки в ДК Моторостроитель и ДК Калинина, и к каждому полагался подарок! И обычно мы ходили на обе елки. Но, наверное, самым интересным в «Машинке» (то есть в ДК «Моторостроитель») было не водить хоровод под руководством Деда Мороза и даже не получать подарок, а самой участвовать в новогоднем представлении - ведь я посещала там балетную студию. Я с нетерпением ждала, когда можно будет нанести первый в жизни грим (то есть растереть по щекам мамину помаду), перед началом представления мы бегали по залам и коридорам «Машинки», которая казалась огромным сказочным дворцом, а еще надо было обязательно уговорить маму заглянуть в буфет, где продавались заварные пирожные с белковым кремом и газировка «Байкал» (настоящая - не то что сейчас!). А наблюдать за «Танцем дикарей» старших девочек под незабываемую композицию группы «Зодиак» «Пацифик» - это было просто волшебство! Да еще мы умудрялись посещать и другие елки: билеты продавались. Елка во Дворце спорта, пожалуй, была главной - тут сценарий был рассчитан на детей постарше, и еще помню замечательное представление про кота Леопольда - оригинальное, не повторяющее мультфильм. Только не помню, в каком ДК это происходило.
Ну а подарок выдавался после представления. Содержал обычно одну мандаринку, небольшую плитку шоколада или конфету «Гулливер», три-четыре грецких ореха, вафли - все это я очень любила.

 - Наши дети получали подарки от БашГУ, где работала я, и от «Башнефти», где работал муж, - вспоминает Нина Жданова, работавшая в информационно-вычислительном центре нашего главного университета. - В кульке от «Башнефти» конфет было немало, но мандаринки - все равно одна-две. А сын сладкого не ел, так что нам их хватало надолго! Елки для детей сотрудников устраивались когда-то прямо в здании на Советской площади, которое тогда принадлежало предприятию: ДК «Нефтяник», он же ГКЦЗ «Башкортостан», еще не был построен. Была у мужа и трехгодичная командировка в Алжир - там уж мы познакомились с мандаринами поближе: даже собирали дикорастущие. Аромат, конечно, незабываемый!

Новогодний забег
А откуда же брались в наших северных краях мандарины, которые у всех жителей одной шестой части суши теперь прочно ассоциируются с Новым годом? Хорошо теперь экспертам рассуждать: какие именно были нас столе у Нади в «Иронии судьбы» - абхазские, сорта уншиу, или марокканские муркотт (те самые, с черной наклейкой Maroc)?

Скорее всего, уншиу - неровно окрашенные, с прозеленью, резко ароматные, малосемянные или бессемянные, очень сочные, но немного грубоватые. Муркотт в декабре только начинают созревать… Надя и Женя были жителями двух столиц - официальной и «культурной», и обе неплохо снабжались, а всему остальному населению СССР было не до тонкостей: хотелось получить вожделенный фрукт не только в детских подарках, но и поставить на стол, а также где-то «отхватить» шампанское и колбасу. Ведь и взрослые тоже целый месяц предвкушали новогодний вечер.

 Свое «шампанское» появилось в России еще при царе: в 1890 году крымский завод «Новый Свет» по инициативе князя Льва Голицына начал промышленный выпуск игристого вина, оно поставлялось на коронацию Николая II. В 1898-м его начали делать и в царском имении Абрау-Дюрсо. Бренд «Советское шампанское» - немыслимый для остального мира феномен - родился в 1937-м: химик Антон Фролов-Багреев создал упрощенный метод резервуарного брожения, и первую бутылку выпустили в Ростове-на-Дону. Затем заводы шампанских вин открыли в Горьком, Ленинграде и Москве. Около половины выпускаемого игристого составляют полусладкие и сладкие сорта, 30 % - полусухое и только 20 % - сухое и брют: для большинства советских граждан он и до сих пор «слишком кислый». Но и за всем этим нужно было еще побегать.

 - Мандарины, лимоны, апельсины, а также шампанское, вина, конфеты - все это получало Министерство торговли БАССР, но в довольно ограниченном количестве, - рассказал бывший министр бытового обслуживания БАССР, а ныне директор Народного университета третьего возраста Рафик Хайдаров. - С чем не справлялся Минторг, то старался обеспечить Башпотребсоюз: он заключал договора с представителями кооперации союзных республик - Киргизии, Таджикистана, Узбекистана. Летом привозили фрукты, зимой - сухофрукты, их основным поставщиком была узбекская Ферганская долина. Но мандарины росли в основном на Кавказе - в Абхазии, Грузии - и по распределению Госплана поставлялись в первую очередь в Москву, Ленинград и Киев. Все, что в итоге привозилось, продавалось в центральных гастрономах - самым популярным был магазин Башпотребкооперации на Ленина, 26 (обратите внимание - надпись «Башпотребсоюз» сохранилась на доме до сих пор, чем бы там ни торговали). Большие заводы и другие крупные организации заботились о себе сами: отправляли снабженцев в Молдавию, на Украину, в Узбекистан и реализовывали закупленные фрукты в своих столовых (благо при них имеются склады), а иногда, если удавалось привезти целый вагон - и на развес, опять-таки своим сотрудникам. Вообще вопрос о том, чтобы привезти мандаринов побольше, упирался не только в ограниченность ресурса, но и в организацию перевозки и хранения.

 - Моя мама работала медлаборантом и дружила с товароведом одного из крупных гастрономов. Так что шампанское и фрукты нам перепадали, - поведал нашему корреспонденту уфимец Алексей Переверзев. - Как-то раз, году в 70-м, мама даже принесла брют - собственно, то шампанское, которое предпочитает весь мир. Но на этикетке значилось не «брют», а «самое сухое» - чтобы советскому потребителю было понятней. Еще помню очереди за апельсинами в магазинчике на углу улиц Тукаева и Октябрьской революции (теперь там проходит проспект Салавата Юлаева). Брали килограмма по два - на большее и денег не хватало. Также большим деликатесом считались шпроты, не каждый раз удавалось купить коньяк - за всем этим, действительно, ходили в магазин Башпотребсоюза, где цены были не государственные, а кооперативные - в два - два с половиной раза выше. Колбаса до 1968-69 года редкостью не была, потом населению республики прибавили зарплату - появились «уральские», покупательная способность у людей повысилась, и колбаса исчезла. Тогда и стали ездить за ней и прочими деликатесами в столицу, тогда и появился анекдот:
Чапаев: Петька, как ты считаешь, когда лучше всего брать Воронеж?
Петька: Перед Новым годом. Город пустой - все в Москву за колбасой уехали!
- Шампанское к Новому году обычно «выбрасывали», стоило оно 75-80 рублей, и мы успевали его купить, - вспоминает моя знакомая, в прошлом сотрудница швейной фабрики «Мир» Лариса Шаманина. - Если в отделе кто-нибудь узнавал, что в гастрономе неподалеку появилось шампанское - все быстренько бежали и отоваривались, хотя проносить на фабрику было запрещено. Но как-то умудрялись… Какое-то время - кажется, в начале 70-х - страшным дефицитом был майонез: его у нас не производили, и самые старательные хозяйки делали его сами. Конечно, за всем пришлось постоять в очереди, и за колбасой копченой в столицу поездить - покупали иногда за месяц, смазывали маслом, накрывали салфеткой…

Консервированного горошка брали по десять банок: у него срок годности три года - вдруг на следующий год не будет? Но я вот что хочу сказать: то, что удавалось купить, как правило, отличалось хорошим качеством - все по ГОСТу. Сейчас консервы - это «кот в мешке»: могут попасться непотрошеные рыбки, шпроты все перемятые… И те, кто умел готовить, могли обеспечить вполне роскошный стол. Можно было заранее купить мясо - на рынке либо в заводской столовой - и наделать пельменей. Мясо под сметаной с чесноком, печеночный паштет в виде ежика с иголками из масла - чем не угощение? Плюс соленья, салаты, домашние торты - никакие магазинные с ними не сравнить! И сейчас по ним скучаю, но трудиться полдня над коржами и глазурью уже не хочется.

 А вообще новогодние праздники тогда проходили как-то веселее. Купила не платье, а всего лишь новые чулки - уже счастье! Ходили с детьми на елки, в лес на лыжах, играли в шашки, карты, «уголки». Это и общение, и как-то здоровее, чем сидеть все время перед телевизором и компьютером. Но теперь лыжи значительно подорожали…

 Екатерина КЛИМОВИЧ
Поделиться:

Другие новости из этого раздела